Свадебное обережение

I.Свадебный оберегъ.
Господи, Боже! Благослови, Отче! Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.
Царь небесный, святые Козма, Даміянъ, Михайло архангелъ, Гавріилъ
архангелъ, Петръ и Павелъ верховны апостолы, поставьте къ моему дѣлу
поспѣшеніе и поможеніе, а я, рабъ Божій (имя рекъ), вамъ, государямъ
ангеламъ, отъ поту лица своего молюсь; вамъ, государямъ ангеламъ, свѣчи
затеплю. И ты когда, колдунъ и колдунъя, вѣдунъ и вѣдунья, отречешися
сего свѣту, житія-бытія своего и когда потребиши отца или матерь,
лишишися сего свѣту, житія своего; и когда опрокинешь на край небо,
опрокинешь на край землю до желѣзной подошвы, до трехъ китовъ; и когда
принесешь отъ трехъ китовъ ретивое сердце и съ горячей кровію, и съ
мягкимъ легкимъ, и съ черной печенью ко мнѣ, рабу Божію (имя рекъ), — въ
тотъ часъ тотъ колдунъ и колдунья, вѣдунъ и вѣдунья князя молодого
испортить (имя рекъ) и княину молодую (имя рекъ), и съ тысяцкимъ, и съ
всѣми и друшками, и со всѣмъ поѣздомъ, съ вершники и запятники, и со
мной, рабомъ Божіимъ (имя рекъ), килу привяжешь, икоту напустишь, х.й
увязишь, пи.ду украдешь, нелюпку напустишь, мокрую грыжу напустишь,
дрожъ напустишь, къ лавкѣ привяжешь, пердежъ напустишь, у
передоѣжжихъ щеки запрешь въ путѣ, въ дорогѣ, и коней въ воротахъ
поставишь, языкъ въ удилахъ запрешь, к назьму сани приморозишь, въ пути
въ дорогѣ дороги украдешь, въ пустой дворъ заведешь, изъ сѣдла вышибешь,
потпруги подорвешь, изъ саней вышибешь и внизъ опрокинешь, завертки
подорвешь, и гужи подорвешь, — тебѣ того дѣла не здѣлать не которымъ
дѣломъ не похитрить и не помудрить, своего отца и матерь не полишить сего
свѣту, житія и бытія ихъ и мѣста, и тебѣ, колдуне и колдуньѣ, заповѣди не
полишить и не учинить, не поставить на край небо и внизъ землю не
опрокинуть до желѣзной подошвы, до трехъ китовъ, не принести изъ трехъ
китовъ ретивого сердца съ мягкимъ легкимъ и съ черною печенью ко мнѣ, къ
рабу Божію (имя рекъ). А тотъ часъ и тогда тотъ колдунъ, колдунья, вѣдунъ,
вѣдунья раба Божія, князя молодово (имя рекъ) и княину молодую (имя рекъ)
и съ тысяцкимъ, и съ свахами, и съ друшками, и со всѣмъ поѣздомъ: съ
вершники и повозники, и со мной, рабомъ Божіимъ (имя рекъ) килу не
привязать, икоты не напустить, х.й не увязить, пи.ды не украсть, нелюпку не
напустить, мокрые грыжи не напустить, къ лавкѣ не привязать, пердежъ не
напустить, у передоѣжихъ щекъ не запереть, въ пути и въ дорогѣ коней въ
воротахъ не поставить, языкъ въ удила не вбитъ и къ назьму сани не
приморозить, въ пути и въ дорогу не укрась, въ пустой дворъ не завезешь и
въ огородецъ не завезешь, и въ дроводѣлъ не взаведешь, изъ сѣдла не
вышибешь, потпругъ не подорвать, изъ саней не вышибить, внизъ не
опрокинуть, завертокъ не подорвать, гужей не изорвать, — того тебѣ дѣла не
здѣлать не какимъ, не которымъ дѣломъ. Или, кто на князя первобрашнаго
(имя рекъ) подумаетъ и на кнеину первобрашную (имя рекъ), и на весь
поѣздъ княжей, и на меня раба Божія (имя рекъ), — ангели, архангели,
поставьте того отреченика въ землю смоливымъ пнемъ, облейте ретивое
серце ево смолою огненной, црь (такъ!) выжги у его очи, замкни уста съ ево
злыми дѣлами — въ день подъ солнцемъ, въ ночь подъ мѣсецемъ, по утру
рано, вечеру поздо; по всякъ день, по всякъ часъ и по всяко время; на верху и
на молоду, на полнѣ и на ущербѣ, и въ сей часъ; и буди тѣмъ моимъ словомъ
ключъ и замокъ. Ангели Христовы, которое слово я забылъ, поставьте всѣхъ
напередъ. Всегда и нынѣ, и присно, и во вѣки. Аминь.

II.Cвадебный оберегъ.
Говорить поутру, оболокаясь. Господи, Боже! Благослови, отче! Я, рабъ
Божій (имя рекъ), оболокаюся солнцемъ и свѣтлымъ мѣсяцемъ, покроюся
облакомъ, а отъ земли и до небеси стани около меня, раба Божія (имя рекъ), и
около всякаго промыслу граде Виѳлиемъ; а въ томъ градѣ Виѳлиемѣ
породила пречистая Богородица Сына своего, Господа нашего Їса Христа,
Вседержителя. Архангели и ангели, и всѣ лики святыхъ, святый Димитрій
Селунскій и святый Георгій храбрый, — тѣ меня оберегутъ и огородятъ раба
Божія (имя рекъ) своими скипетры, не дадутъ на меня, раба Божія (имя рекъ),
и на мои промыслы всякіе иноплеменникомъ и лихимъ людемъ лихими
порчами, лихими отговорами, лихими призорами двигнути служебника меня,
раба Божія (имя рекъ). И какъ царя Александра Македонскаго ни стару, ни
младу, ни малу, ни черну, ни русу, ни бѣлу, ни смуглу, ни женки
бѣлоголовкѣ, ни дѣвкѣ простоволоскѣ, вѣдунамъ и вѣдуницамъ, колдунамъ и
колдуньямъ... всѣ предо мною что птицы предъ соколомъ дрождь имъ
совершеніе, а мнѣ утверженіе во вѣки вѣкомъ; зави... упиремъ и мудрецемъ,
и черемисаромъ, и татаромъ, и чувашемъ, и бусурманомъ, еще и съ всѣмъ
порченики, колдуны и колдуньи, вѣдуны и вѣдуньи, переспѣшники, галилеи
и галилеицы, одноженцы, двоеженцы и троеженцы, однозубые, двоезубые,
троезубые, одноглазые, двоеглазые, троеглазые и слѣпые, и хромые, и
безрукіе, черные, бѣлые, черемные, смуглые, сивые, желтые и всякіе лихіе
люди, не можно бъ вамъ меня, раба Божія (имя рекъ), не уркнуть, не
испортить. И какъ метель не можеть летѣть прямо и тяжело пасти, и какъ
коли изъ роженицы дитя теменемъ выйдетъ, тогда вы меня, раба Божія (имя
рекъ), испортите и изурочите. И какъ тѣмъ роженицамъ не можно дитя
теменемъ родить, и такъ бы не можно порчамъ прямо летѣть на меня, на раба
Божія (имя рекъ), (и на мои ловушки и ставушки, и на мою добычу всякую
лешебную) отъ нашихъ супостатовъ и отъ лихихъ людей по всякой день, по
всякой часъ, по всякую ночь, поутру рано и по вечеру поздо, на утреной и на
вечерной зоряхъ, и на солнышномъ сѣде, млада мѣсяца и вѣтра, вполнѣ и
вперекроѣ. И тѣхъ молитвъ и словъ ни водою, ни росою ни залить, ни
дождемъ не смочить. Аминь. Моимъ словамъ ключъ и замокъ, и вся крѣпость
Святаго Духа, и нынѣ, и присно, и во вѣки вѣкомъ. Аминь.

III.Свадебный отпускъ.
Когда случится отпустить свадьбу, говорить предъ Богомъ въ платъ или въ
воскъ:
Господи Іисусе Христе, Сыне Божій! Во имя Отца и Сына и Св. Духа аминь.
Отъ чего тѣ слова говорятца? отъ евангелія Христова царя небеснаго.
Михаилъ архистратигъ, святый Петръ и Павелъ верховніи апостоли, ставьте
тридесять тыновъ мѣдныхъ отъ земли подошвы и до небесной до морской
глубины, отъ восточныя и до западныя, отъ лѣта до сѣвера, отъ земли и до
небеси и со всѣхъ четырехъ сторонъ стоитъ около меня раба Божія имя рекъ;
у тѣхъ же у тридесяти тыновъ есть тридесятъ воротъ, у тѣхъ же у тридесятъ
воротъ есть тридесятъ замковъ, у тѣхъ же у тридесятъ замковъ есть тридесятъ
ключей. Пріиду я, рабъ божій имя рекъ, и затворю тѣ тридесятъ замковъ и
брошу тѣ тридесятъ ключей во святое Хвалынское море, и пріидетъ щука
золотая, челюстію ухватитъ тѣ ключи и понесетъ во глубину морскую, въ
пуповину, подъ колоду бѣлодубовую. И тѣмъ словамъ ключевыя слова,
аминь, аминь, аминь.

IV.Свадебный оберегъ.
Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Есть въ западной стороны море Черное; въ
томъ же мори есть островъ; на томъ же острову выросло древо, на томъ же
древѣ корень и вѣтвіе. На томъ же древѣ сидитъ желѣзенъ мужъ,
осматриваетъ желѣзенъ мужъ всякаго вѣдуна, колдуна, кудесника, чтобы
видѣти мнѣ сторожу колдуна и вѣдуна, мужика и женку, и дѣвку. Окажи мнѣ
на всѣхъ четырехъ сторонахъ, окажи мнѣ сторожу въ избѣ или на улицы, въ
пиру или на сварбы, или у заплота или за плахами или за рѣкою, вездѣ, кто
гдѣ не стоитъ, какъ бы сторожа не тронуть. Тотъ же желѣзенъ мужъ, кабы на
колдуна и вѣдуна тенетъ онъ лукъ, отворачиваетъ недобрыя словеса и рѣчи
колдунове и вѣдунове, яже онъ врагъ ими на меня вражитъ, онъ
отворачиваетъ, тотъ же желѣзенъ мужъ. Или баба еси сътьми же, тотъ же
врагъ ее же, кабы она легонько въ зубы подолъ знела и подругу бы оказала,
руки бы зняла, своего дьявола звеселила, да тотъ же желѣзенъ мужъ въ избу
привяжи ея къ печному столбу, а на улицы къ огороду. А мужикъ тотъ же
колдунъ надо мною пытаетця; ты же желѣзенъ мужъ, кабы насъ не няла ево
ни молитва, а ему колдуну не чѣмъ бы ему отъ меня не онятця; сведи его
тотъ же желѣзенъ мужъ, сведи ево въ баню и поставь его въ каменицу
головою, иже ево врага, кой вражитъ, и повесь ево же вверхъ ногами у
стропилъ ко одному углу, и броси ево же о сыру землю, да тотъ же желѣзенъ
мужъ не отпущай меня раба божія (имярекъ); его врага о землю порази, ево
стречника. Или у князя молодова лошадь подтыкаетця отъ подтычки, или у
свахи, у тысечково, у дружекъ, у сторожа, у всево княжева поѣзду прибору
отъ воженія, которая врагъ повалить захочетъ о крѣпостѣ, тотъ же желѣзенъ
мужъ обороняетъ меня, раба божія имярекъ, сторожа и князя и княгину,
тысецкаго, дружекъ и весь княжей приборъ, бросаетъ ево того же врага, какъ
бы на насъ не думалъ, броси ево о сыру землю; во вѣкъ вѣковъ, аминь.

V.Свадебный оберегъ.
Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Есть святое море акеянъ; на томъ море
окіяне бѣлъ красенъ камень; на томъ бѣломъ красномъ камени, звѣрь
лубимечь, охватилсе и обогнулсе зверь лубимечь зъ бѣлымъ каменемъ, не
отходитъ прочь; и какъ охватилсе звѣрь лубимечь, обогнулсе зверь лубимечь
и прочь не идетъ, такъ же бы охватиласе и обогнуласе та раба божія имярекъ
съ тѣмъ рабомъ божіимъ имярекъ; и какъ любимечь звѣрь обогнулъ бѣлъ
камень, и тако бы обогнулася та раба божія имя рекъ, и любилися между
собою тѣ мужъ да жена другъ по другѣ. Коль жарко разгораетца кирпичная
печь, въ той огненной печи дубъ и дрова, коль жарко разгораетца дрова и
угольѣ, коль жарко и пылко, столь же бы пылко, столь же бы жарко горѣло
сердце и кровь, въ день бы она ходила, голова бы у ней болѣла, сердце бы
щемило, хлѣба бы не ѣла, другъ безъ друга головы у нихъ болѣли, въ ночь
сна другъ безъ друга не было. Коль ярко горитъ свитая свѣща предъ
образомъ божіимъ, толь же бы ярко горѣло сердце у рабы божіей имярекъ по
рабѣ божіемъ имя рекъ днемъ и ночію, и какъ всякая мати тужитъ и плачетъ
по своемъ сынѣ, спустя на чужую сторону, неутѣшно плачетъ, такъ бы
тужила и плакала та раба божія имярекъ по рабѣ божіимъ имярекъ: она
глазомъ завидитъ, ухомъ заслышитъ, усмотря сердцемъ возрадуетца раба
божія имярекъ по рабѣ божіемъ имярекъ душею своею и сердцемъ. И какъ
идетъ сонцо къ вечеру на покатъ на западъ безотпятно, такъ же бы та раба
божія по рабѣ божіимъ имярекъ безотпятно, и безъотворотно. Господи Іисусе
Христе, Сыне Божій, помилуй мя грѣшнаго, аминь, аминь, аминь.